Школа в микрорайоне Северное Бутово «Синяя птица»
Комплекс офисных и жилых зданий в Банном переулке
Многоуровневый гараж
Индивидуальный дом в поселке Жуковка
 Деревня, усадьба, дача, садово-огородный участок 

Та загородная жизнь имела два стиля. Была дача, и был садово-огородный участок. Иностранцу уловить различие сложно. Но всякий русский человек ясно понимал, что на садово-огородном участке с утра до вечера копают, сеют, полют, поливают, консервируют. Тогда как на даче валяются в гамаке, сидят на террасе, играют в бадминтон и без конца ставят самовар. Еще, конечно, и там, и там купаются, собирают грибы и катаются на велосипедах, но в смысле архитектуры два этих явления четко различаются.

Дача - она, как правило, старая, вся в пристройках и надстройках, с обязательной террасой или верандой - очевидным архитектурным излишеством. А садово-огородный участок - это знаменитые 6 соток, где стоит какая-нибудь хибарка, в которой можно только спать, а с утра пораньше надо выползать на участок и работать, работать, работать.

Эту оппозицию сформулировал известный дачник А.П. Чехов. Придумав своей пьесе название "Вишневый сад", он долго не мог понять, что в нем не так. И вдруг его озарило: "Не "вишневый", а "вишнёвый"! Вишневый - этот тот, где вишни собирают, он для пользы. А вишнёвый - только для наслаждения!" Однако, несмотря на то, что строились дачи как раз на отрезаемых от усадеб кусочках (а может быть, как раз поэтому), элегическое настроение дворянских усадеб перекочевало в дачи.

Дачный бум начался в России, как и в Европе, во второй половине XIX века, когда на исторической сцене появился новый класс. Но если в Европе этот класс, названный позже "средним", определил весь ХХ век, то в России естественное развитие общества было прервано 1917 годом. В результате дача, которая могла бы стать неким локусом третьего - демократического - пути, осталась хранителем усадебных традиций. А "народный" садово-огородный участок, где культурное начало сводилось к анекдотам под шашлык, ей противостоял.

Именно поэтому в тот момент, когда третий класс получил в России свой второй шанс, объединить дачную культуру и садово-огородную хозяйственность было невозможно. Поэтому архитектура, как область сопряжения двух этих начал, решительно провисла.